Вход на сайт




Регистрация на сайте







Войти, как пользователь

Сбросить пароль




На вашу почту придет ссылка, перейдя по которой вы сможете изменить пароль на новый
Steven Meisel, фотограф Стивен Мейзел
Последние комментарии
Расписание школы Photoindustria

STEVEN MEISEL

Стивен Мейзел (Steven Meisel) – это тот человек, который визуализирует для нас модные тренды каждого сезона, начиная с 80-х годов. Его стиль хорошо характеризует меткое высказывание одного журналиста: «Если бы у Аведона и Уорхола был общий ребенок, это бы был Стивен Мейзел». Пресса нередко называет его «крестным отцом моды» и «главным фэшн фотографом современности». С 1988 года только он снимает все обложки и основные эдиториал-стори для каждого номера итальянского Vogue – фэшн журнала номер один в мире. Других примеров такого тесного и продолжительного сотрудничества между фотографом и журналом индустрия не знала никогда. Каждый сезон Мейзел создает рекламные кампании для Prada, Dolce & Gabbana, Valentino, Mulberry, Lanvin, и Versace, причем для Prada, традиционно самого желанного для всех фотографов бренда, Мейзел снимает абсолютно все кампании с 2004 года. Всё это позволяет назвать его, как минимум, одним из самых успешных ныне живущих фотографов.

Мейзел родился в Нью-Йорке, в 1954 году, в творческой семье, где почти все были так или иначе связаны с музыкой: певица-мама, продюсер-отец и композитор-дед. С раннего детства Стивен был окружен известными и очень стильными людьми, а позднее довольно близко общался с некоторыми из наиболее популярных музыкантов, такими как The Supremes, The Beatles и Фрэнк Синатра. «Всё, с чем вы росли, становится частью вашего эстетического видения», - говорит он, вспоминая детство: «Не то чтобы я сознательно думал о чем-то из этого. Полагаю, это становится частью того, кто ты есть».

Уже в детстве он был одержим женской красотой и большую часть времени занимался тем, что рисовал женщин. Вдохновение для своих рисунков Стивен черпал на глянцевых страницах маминых журналов, любимыми из которых были Vogue и Harper's Bazaar. Его идеалами были такие светские львицы и иконы стиля как Глория Гиннес и Бэйб Палей. Наряду с ними эталонами красоты для Мейзела всегда были его мать и сестра. Анна Винтур писала, что была поражена красотой родителей Стивена, когда увидела его семейные фотографии: «Его родители были просто великолепны: отец мог бы быть Кэри Грантом, а мать – Амбер Валеттой. Безусловно, они оказали существенное влияние на его восприятие стиля и красоты». Именно младшая сестра Робин и стала первой музой и моделью Стивена – еще в детстве он фотографировал её в разных образах, самостоятельно делая ей макияж и прическу.

Стивен так рассказывает о своем детстве в одном из интервью: «Я любил журналы и привязался к ним в раннем возрасте, классе в четвертом. Потом, классе в шестом-седьмом, я частенько брал с собой камеру-инстаматик и щелкал моделей на улице. У меня до сих пор есть эти снимки. И они на самом деле очень даже хороши, некоторые даже прекрасны. В то время, когда я был ребенком, модели, которых можно было увидеть на улицах Нью-Йорка, были как из другого мира – люди останавливались, чтобы поглазеть на них. На улице они выглядели так же, как они выглядят в журналах, прямо как со страниц Vogue! Они были супер-женщинами. Они были невероятны. Сейчас модели носят джинсы, майки и всё такое. А тогда было другое время. Они сами делали себе макияж и прически и приходили на съемку уже подготовленными. Им нужно было быть очень изобретательными. Вот как всё было тогда».

Благодаря пристрастию к глянцевым журналам, уже в школьные годы Мейзел хорошо знал работы многих фотографов. Позднее он признавался, что уже тогда буквально боготворил Аведона. По его словам, журналы служили ему чем-то вроде средства побега от реальности («escape mechanism», как он сам их назвал). Он даже прогуливал школу, причем с разрешения мамы, чтобы читать их в день выхода. «Я был совершенно одержим журналами, абсолютно без ума от них», - говорит он, признавая при этом, что его интерес был «немного странным».

Юный Мейзел нередко ходил со своей мамой смотреть, как работает легендарный Кеннет (Kenneth Battelle) – самый влиятельный парикмахер-стилист той эры, определявший внешний вид поколения (среди его клиентов были Джанет Кеннеди, Одри Хепберн и Мерлин Монро, он работал в Vogue с Пенном и Аведоном). Когда Стивену ему было 12, его двоюродная сестра, работавшая в рекламе, впервые взяла его на настоящую съемку знаменитого фэшн фотографа Мелвина Сокольски. Стивен узнал моделей, от которых был без ума, и долго находился под впечатлением от всего увиденного.

В шестом классе он начал донимать модельные агентства по телефону, представляясь фотографом и прося прислать ему композитки моделей. «Я должен был увидеть фотографии, которых нет в журналах», – говорит он. Он также просил своих подружек помогать ему делать эти звонки и просить прислать фотографии, представляясь секретарем Ричарда Аведона. В те годы Стивен был одержим Твигги, Верушкой и Джин Шримптон. Как-то раз, узнав, что в Нью-Йорк приехала Твигги, он позвонил в её агентство и, изображая фальшивый акцент, сказал, что ему необходимо изменить дату назначенного с ней делового обеда. А затем поинтересовался, не может ли агентство сообщить ему, где она находится в данный момент. «И они, как дураки, сделали это», - ухмыляясь рассказывал он позднее. Приехав в указанное место, Стивен долго поджидал Твигги у студии, чтобы увидеть её своими глазами. Он вообще нередко сидел в засаде около модельных агентств, поджидая выходящих оттуда моделей, чтобы сфотографировать этих невероятных женщин, как «папарацци», как он сам говорит.

После школы Мейзел учился в High School of Art and Design, а затем в Parsons The New School for Design, где окончательно определился с профессией, решив стать фэшн-иллюстратором. Его первой работой стало сотрудничество с дизайнером Роем Холстоном, широко известным как Холстон (Halston). Холстон – культовая фигура в мире моды 70-х, его называли «королем одежды для дискотек». Это он создал платья-рубашки, яркие водолазки и шорты-комбинезоны, а также во многом способствовал формированию культа худобы – чтобы влезть в одежду от Холстона, надо было быть невероятно худой, а его брюки даже на самые стройные бедра приходилось натягивать лежа.

Параллельно с работой иллюстратором у Холстона Мейзел вел занятия по рисованию в школе Parsons. Поначалу он даже не помышлял о карьере фотографа. Однако тогда нельзя было не замечать, что в индустрии происходили стремительные перемены. Во многих сферах иллюстрации быстро вытеснялись фотографиями. Восхищаясь работой таких мастеров фотографии как Шацберг, Пенн, Аведон и Штерн, Мейзел постепенно приходит к мысли, что иллюстрации – дело прошлого, а фотография – настоящего.

Переломный момент наступил немногим позже, когда Мейзел работал иллюстратором в журнале Women's Wear Daily. Его рисунки произвели впечатление на Оскара Рейеса, букера модельного агентства Elite, после чего тот предоставил Мейзелу возможность снимать моделей агентства. Мейзел устраивал съемки в своей квартире и на улице. Всю неделю он был занят работой над иллюстрациями в журнале, а выходные дни посвящал моделям.

Как известно, для начинающего фотографа нет лучшей рекламы, чем попадание его снимков в портфолио моделей, постоянно бегающих по кастингам. Это сработало и в карьере Мейзела. Некоторые из моделей Elite, которых он снимал по выходным (среди них, кстати, была Фаби Кейтс), участвовали в кастинге для журнала Seventeen. Представители журнала обратили внимание на снимки Мейзела в их портфолио, и вскоре предложили ему работу. Так в самом начале 80-х Мейзел пришел в журнальную фотографию.

После первых же публикаций в Seventeen он начал снимать для журналов W, Mademoiselle и Self, редакторы которых оценили его свежий взгляд и чувство стиля, существенное влияние на которое в то время оказывали панк-рок клубы Манхэттена, где Мейзел проводил ночные часы.

По свидетельству ассистентов, работавших с ним в тот период, первое время Мейзел абсолютно не разбирался в технике, поскольку она его совершенно не волновала. За свет и настройки камеры отвечали специально приглашенные люди, один из которых позднее рассказывал, что Мейзел был «не способен понять, где у камеры зад, а где перед», поскольку ему «просто не было до этого дела». Редакторы любили его перфекционизм и его стиль, и этого было вполне достаточно.

Первый заказ для Vogue Мейзел получил после встречи с редакционным директором издательства Condé Nast, знаменитым Аленсандром Либерманом, который отправил Мейзела на съемку коллекции в Европу. Съемка прошла на улицах Парижа, где Мейзел работал один, без команды, и с одной единственной моделью. Фотосессия оказалось успешной и положила начало длительному сотрудничеству. А первая обложка для Vogue, снятая Мейзелом, увидела свет уже в 1982 году.

Грейс Коддингтон в своей автобиографии красноречиво описывает то впечатление, которое производил Мейзел в начале карьеры: «Впервые я встретилась с ним, когда работала в британском Vogue. А привела его к нам – тощего, одетого во всё черное, с тоннами косметики на глазах – старший редактор моды Анна Харви. Помнится, я бросила на неё такой взгляд!». Однако о сотрудничестве с Мейзелом тогда и сейчас Грейс пишет: «Мы впервые работали со Стивеном, когда выпускали первый под руководством Анны номер британского Vogue, который был сплошь о танце и формах. Вскоре я обнаружила, как увлекательно работать с кем-то, кто осведомлен о моде гораздо больше тебя. Стивен почти каждый вечер смотрит шоу или заходит на тематические сайты. Ему интересно, кто сегодня задает тон в моде, что нового в прическах и макияже, есть ли свежие лица. Он по-прежнему фонтанирует самыми невероятными идеями для фотосессий».

В первой половине 80-х Мейзел регулярно снимает для американскогоVogue. Но по мере его профессионального роста его проблемы только преумножались. Всё чаще его фотографии отказывались печатать. «Он опережал своё время и это пугало людей», - говорит работавший с ним редактор.

В конечном итоге Мейзел уходит в итальянский Vogue, куда 1988 году на должность главного редактора приходит Франка Соццани, которая сразу дарит ему невероятную свободу. «Франка дала мне простор для творчества и поддерживала во всём», - говорит он. С этого момента и по настоящее время только он снимает абсолютно все обложки и основные эдиториалы для каждого номера Vogue Italia. В том же 1988 году американский Vogue возглавила Анна Винтур, однако для Мейзела с её приходом мало что изменилось – они сразу же начали недолюбливать друг друга.

При этом уже к середине восьмидесятых Мейзел становится по-настоящему популярным и влиятельным человеком в фэшн индустрии. Постоянно находясь в поиске вдохновения в чем-то новом и необычном, Мейзел начал работать с Кристи Тарлингтон, весьма нестандартной по тем временам моделью, и вскоре сделал её суперзвездой. В 1986 Кристи познакомила его с Линдой Евангелистой и Наоми Кэмпбелл – двумя другими членами Троицы (Trinity), как он сам их назвал. После выхода их легендарной рекламной кампании для Джанни Версаче, снятой Мейзелом, мир узнал, что такое супермодель.

Создавая Троицу, Мейзел, по его собственному выражению, нашел новую степень свободы. «Я люблю приукрашивать», - говорит он. Его целью было создать неких супер-существ, сверх-людей из трех земных женщин. Безусловно, Тарлингтон, Кэмпбелл и Евангелиста изначально были красивы, но именно непрерывные преобразования Мейзела позволили поддерживать к ним интерес, постоянно разжигая его с новой силой. Он снимал их снова и снова, в бесчисленных образах, от сексуальных байкерш в кожаных куртках до аристократок в сверкающих богемных нарядах. Именно он уговорил Евангелисту сделать короткую стрижку и перекраситься в блондинку, а Карен Элсон – сбрить брови, после чего она взяла псевдоним Le Freak. Его модели всегда с готовностью шли на любые перемены в себе, чтобы соответствовать его видению. «Если он говорит, что это так, то это так» - говорит Коко Роша: «И это делает твою карьеру. Он крестный отец всех моделей».

Сам Мейзел про свою роль в создании феномена супер-моделей говорит: «Я просто фотографировал девушек, которые очень мне нравились. Мне нравился гламур, а они были очень гламурными. Это не было что-то, что я делал намеренно: мы вместе отдыхали, обедали, тусовались, болтали по телефону. Мы были друзьями. Для меня это было начало, так же как и для них. В Париже у нас были смежные номера. Мы всегда были вчетвером с Крити, Линдой и Наоми. Мы веселились и прекрасно проводили вместе время. И до сих пор проводим, когда встречаемся. Но сейчас я постоянно работаю. Мир изменился. Я стал другим, модели стали другими. О чем я могу болтать с какой-нибудь 16-летней девчонкой, с которой мы и говорим-то на разных языках?»

Тем не менее, именно Мейзел открыл так много новых имен, как ни один другой фэшн фотограф. Грейс Коддингтон в своих мемуарах пишет: «Его настоящее призвание – воспитание новых моделей. Если нарисовать генеалогическое дерево, можно заметить, что почти каждая топ-модель начинала с ним. Помимо чудесного преображения Линды Евангелисты, он вывел в свет Кристи Тарлингтон, Кристен Макменами, Карен Элсон, а чуть позже – Дарью Вербову, Коко Рошу и многих других, с кем он создавал незабываемые истории для итальянского Vogue. Всякий раз, когда он влюбляется в этих девчонок, можно считать, что их карьеры состоялись». Стоит отметить, что Мейзел также открыл или оказал содействие в карьере Амбер Валлетты, Саши Пивоваровой, Ирины Куликовой, Лары Стоун, Ракель Циммерман и Марины Линчук.

На вопрос, как он определяет потенциал модели, Мейзел отвечает: «А я не знаю. Пусть это звучит банально, но у меня есть чутье. В этом весь мой дурацкий талант». При этом он скромно добавляет, что все дело во внутренней красоте моделей, которой он просто помогает раскрываться.

Стиль его работы таков, что он всегда руководит моделью, позой, выражением, настроением. Он общается с моделью языком жестов, определенным образом складывая руки и вскидывая голову, чтобы модель повторяла за ним. Линда Евангелиста рассказывает: «На съемке со Стивеном никогда не чувствуешь себя одинокой. Со многими другими фотографами мне приходилось чувствовать себя некомфортно: они не знают, чего хотят, а ты не знаешь, угодила ли им. Но только не Стивен, с ним всё совершенно иначе. Его чувство уверенности передается модели. Атмосфера на его съемках всегда очень легкая. Если он говорит, что ты всё делаешь хорошо, можно не сомневаться, что это действительно так, ведь у него самый безупречный вкус». Синди Кроуфорд добавляет: «Стивен сразу же заставляет модель поверить в себя, как только она переступает порог. Вы уходите, не сомневаясь, что сделали самые великолепные фотографии из всех возможных. Он делает так, что вы выглядите гениально. Работа со Стивеном – это фэшн в самом увлекательном своем проявлении. И при этом вы чувствуете, что делаете искусство».

Отвечая на вопрос о том, как много внимания он уделяет подготовке к съемке, а именно поиску лучшей локации и декорированию, Мейзел говорит, что буквально одержим этим процессом: «Я захожу так далеко, как только могу, до тех пор, пока не останется ничего, что еще я мог бы сделать, пока я не потрачу всё отведенное время, пока не просмотрю все снимки локаций, пока не выберу что-то столь дорогое, что клиент не захочет платить, пока место не станет недоступным, или я не смогу получить декоратора, которого хочу». В другом интервью, когда журналист уточняет: «Вы действительно так дотошно выбираете каждую деталь, бокал, столовые приборы?», Мейзел признается: «Нет ничего, что я мог бы оставить без внимания. Я просто не способен на это».

В то же время, на вопрос о том, делает ли он раскадровку, Мезел отвечает: «Нет, она у меня в голове. Предварительная раскадровка мне не помогает. Помню, когда я впервые встретил Либермана в Vogue, он использовал раскадровки. На предварительных встречах он говорил, что нам нужен большой холм здесь, а что-то еще следует разместить там, и я пробовал, но это совсем не то, как я работаю. Я понимаю, почему Ги Бурден работает так. А я обычно держу в голове, как всё должно быть, что тоже непросто. Приходится объяснять это многим людям по много раз, и даже при этом, как правило, я получаю не совсем то, что хочу. Я прошу людей интерпретировать мои слова, а это непросто. У них нет тех же глаз, что у меня».

В 1991 году на обложке февральского номера итальянского Vogue появляется сделанная Мейзелом фотография Мадонны. Снимок сразу становится очень известным. К тому же фотография так нравится самой певице, что она предлагает Мейзелу совместную работу над скандальной книгой «Sex». Мейзел сделал для неё боле 80 000 фотографий. Когда в 1992 году книга была издана, о ней тут же заговорили по всему миру.

После выхода книги Sex популярность Мейзела, и без того уже запредельная, поднялась на новый уровень. Однако его роль в фэшн индустрии и его невероятная влиятельность в этой сфере объясняется отнюдь не его скандальной славой и стремлением эпатировать. «Есть масса причин, по которым Стивен так важен для мира моды. То, что вы видите на страницах итальянского Vogue, через два месяца будет на подиумах, настолько он всех вдохновляет» - говорит Линда Евангелиста. Она также добавляет, что снимки Мейзела доказывают утверждение Зонтаг о том, что в современном мире, помешанном на картинках, «мода – это модная фотография».

Арт-директор Fabien Baron, который работал с Мейзелом над книгой Sex, говорит, что даже на раннем этапе своей карьеры Стивен «не только разбирался в стиле, прическах, макияже и в постановке съемки, но и мог сделать всё это сам, причем не было никаких сомнений в том, что он сделает это всё лучше, чем кто бы то ни было». Грейс Коддингтон пишет о нем: «Стивен – великий фэшн фотограф нашего времени. Никто не станет с этим спорить. Он виртуоз и по-настоящему глубоко интересуется модой, не говоря уже о том, что у него блестящая техника».

Интересом к моде, к работе дизайнеров и к самой одежде о, котором говорит Коддингтон, пропитан каждый снимок Мейзела. Когда во время одного из интервью журналист заметил, что Мейзел почти не снимает обнаженных моделей, и даже в книге Мадонны одежда крайне важна почти в каждом снимке, Мейзел ответил: «Потому что я фэшн фотограф, а значит моя работа неразрывно связана с одеждой. Я работаю каждый день. Я сразу начал с коммерческой фотографии, с журналов и рекламы, так что у меня никогда не было времени на съемку ню. До этого просто не доходит. Думаю, я бы хотел попробовать, но на выходных я как-то не чувствую, что хочу еще фотографировать! Герб Ритц, который был моим хорошим другом, всегда умудрялся находить время на свои съемки обнаженных парней. Если вы хотите чего-то достаточно сильно, вы это сделаете. Но для меня это не так важно».

В этом же интервью, отвечая на вопрос о том, обязательно ли фэшн фотография должна быть вызывающей, чтобы стать коммерчески успешной, Мейзел так объясняет свою точку зрения: «На мой взгляд, некоторые из наиболее успешных фэшн фотографий были просто фотографиями прекрасной одежды. Я думаю, нам приходится идти дальше и делать их всё более вызывающими, потому что сегодня одежда стала настоящим дерьмом. Я не должен так говорить, но согласитесь, когда Ирвин Пенн снимал для Balenciaga, каждое платье было произведением искусства. А теперь мы превратились в мир H&M. Если вы хотите продать джинсы или футболку, вам нужно снять что-то по-настоящему бросающееся в глаза, способное выделиться в огромном потоке картинок. Этот поток нескончаем, вы видите эти изображения постоянно: на телеэкранах и в интернете, на автобусах и автобусных остановках, на машинах и на рекламных щитах. Очевидно, единственным способом привлечь внимание покупателей остается попытка сделать что-нибудь возмутительное. Но я не думаю, что фотография должна быть вызывающей, чтобы быть хорошей».

Так или иначе, многие рекламные кампании, созданные Мейзелом, вызывают бурную реакцию в обществе. К примеру, рекламная кампания Calvin Klein Jeans, сделанная в 1995 году, стала такой скандальной, что даже привела к расследованию со стороны ФБР, которое заинтересовалось возрастом моделей. Отвечая на вопрос о том, рассчитывал ли он на такой резонанс, Мейзел говорит: «Совсем нет. Это был период гранжа, а я работал в очень изолированном мире моды, фэшн фотографии и моделей. Для меня это было в порядке вещей. И я не слишком задумывался о том, как это может шокировать остальной мир».

Рассказывая о своих любимых эдиториалах, Мейзел говорит: «Больше всего я люблю те, что дали мне возможность что-то сказать: черный номер (the black issue); высмеивание знаменитостей (судя по всему, речь идет о съемке для октябрьского номера итальянского Vogue за 2006 год, посвященного голливудским звездам), история с психиатрической больницей (имеется в виду эдиториал Mental hospital с Сашей Пивоваровой, опубликованный в итальянском Vogue в 2007 году). Все, над которыми можно задуматься. В общем, все наиболее противоречивые. Но я люблю их не за их спорность, а за то, что в них есть нечто большее, чем красивая женщина в красивом платье. Я люблю и это тоже, но моя цель – попытаться сказать также что-то еще».

К таким фэшн историям, безусловно, можно отнести и эдиториал «Сексуальная революция» (A Sexual Revolution), снятый для сентябрьского номера журнала W за 2004 год. Журналисты назвали его «Бойцовским клубом в женском белье». Сам же Мейзел объясняет свой замысел так: «Мне кажется, что мужские образы подверглись той же идеализации, которой всегда подвергались женские. Это не феминизация мужчин. Мужчины никогда не воспринимались в качестве сексуальных объектов. Да, про некоторых могли сказать, что этот мужчина красив, но совсем не в том смысле, в каком говорят про женщин, которых постоянно раздевают, акцентируют декольте, и так далее. Этой съемкой я показал, что теперь мы делаем это и с мужчинами. Я старался выбирать более андрогинных моделей. То есть не таких, какими должны быть мужчины с точки зрения принятых в обществе эталонов – тех же эталонов, согласно которым у женщин должна быть силиконовая грудь и талия определенных размеров. Общество замкнуло круг и делает то же с мужчиной. Я не думаю, что это позитивный шаг вперед в том, как мы себя воспринимаем».

В своих съемках Мейзел никогда не боялся задеть общественное мнение и всегда стремился раздвинуть рамки общепринятых представлений, независимо от того, идет ли речь о политике, сексуальности или о социальных нормах. Так, например, в сентябрьском номере итальянского Vogue за 2006 год он обыгрывает тему ограничения гражданских прав и свобод, произошедшего в Америке после теракта 11 сентября, в фотосессии с моделями, изображающими террористов и полицейских. Эдиториал вызывал мощный общественный резонанс, поскольку многие журналисты усмотрели в фотографиях сочувствие к террористам, изображенным жертвами, а также негативную реакцию феминисток. Сам Мейзел сожалеет, что его так часто неправильно понимают. «Каждый интерпретирует эти вещи по-своему, но это не заложенный мной смысл. Я просто поднимаю зеркало», - говорит он в интервью журналу «032c» через два года после этой съемки.

В сентябрь 2007 итальянский Vogue печатает «Make Love, Not War» - одну из самых известных концептуальных фотосессий Мейзела, в которой участвуют Агнесс Дейн, Ракель Циммерманн и другие модели. За этой публикацией также следует волна критики и непонимания, вплоть до обвинений в попытках огламуривания войны в Ираке. Тем не менее, эта серия вошла в историю как шедевр фэшн фотографии, для создания которого потребовалось объединить усилия 60 выдающихся специалистов индустрии (включая парикмахеров, визажистов, стилистов).

В 2008 году Мейзел с Франкой Соццани выпускают номер, для которого он фотографирует исключительно темнокожих моделей. Еще в 80-е Мейзел использовал свое влияние, чтобы дать дорогу черным моделям. В частности, благодаря ему Наоми Кэмпбэлл стала первой темнокожей моделью, появившейся на обложке Vogue. Мейзел внес существенный вклад в борьбу с расизмом в журналах, на подиумах и в рекламных кампаниях. Теперь же, по его словам, работа над «Черным номером» стала протестом, против сложившейся в индустрии ситуации. В вышедшем сразу после публикации номера интервью он так объясняет свои мотивы: «Фэшн индустрия было гораздо более открытой в 70-е и даже в 80-е. Сегодня она совершенно закрыта и хуже, чем была когда-либо. Посмотрите на рекламные кампания – вы не увидите там черных девушек, разве что одну раз в сто лет. Взгляните на эдиториалы, как редко они там появляются. Это очень удручает». Работу над всеми фотосессиями для «Черного номера» заняла у Мейзела всего три дня, хотя сам он считает, что это много.

В 2009 году в майском номере американского Vogue была опубликована специальная фотосессия Стивена Мейзела под названием «The Godfather» (Крестный отец), посвященная самому фотографу и знаменитым моделям прошлого и настоящего, раскрытию которых он способствовал. Среди них помимо «Троицы» Тарлингтон-Кэмпбелл- Евангелиста в съемке приняли участие также Наталья Водянова, Изабели Фонтана, Ракель Циммерманн, Лара Стоун, Наташа Поли, Амбер Валетта, Жизель Бундхен, Коко Роша, Карен Элсон и другие известнейшие супер и топ-модели. Во вступительном слове редактора Анна Винтур, вспоминая начало карьеры Мейзела, говорит: «Всё то, что отличало его работу тогда, остается неизменным и по сей день: его бесподобная способность выбрать правильную девушку и превратить её в выдающуюся модель; его чувство моды, как интуитивное, так и выработанное в результате кропотливого изучения; его любовь к созданию фотографий. Он просто феноменальный и был таковым с первого дня».

Еще одна фотосессия, без которой этот перечень будет неполным, - история «Water & Oil», созданная в 2010 году для итальянского Vogue. Она посвящена взрыву нефтяной платформы в Мексиканском заливе и последствиям вызванной этим взрывом экологической катастрофы. 45-летняя Кристен Макменами, которую Мейзел выбрал моделью для этого проекта, изображает на снимках страдания птиц и рыб, вынужденных жить в загрязненной нефтью воде.

В настоящее время Мейзел продолжает делать тематические истории, отражающие его реакцию на происходящее в мире. Он печатается в большинстве ведущих мировых фэшн журналов, и продолжает оставаться основным фотографом американского и итальянского Vogue, для которых на сегодняшний день снял уже около 100 обложек.

Он практически никогда не дает интервью и не позволяет себя фотографировать. Более того, всех, с кем он работает, Мейзел просит ничего не рассказывать о нем прессе. Самые важные люди модной индустрии – рекламщики, дизайнеры, стилисты, модели и редакторы журналов – категорически отказываются говорить с журналистами о Мейзеле. Единственным полноценным интервью, в котором он подробно отвечает на вопросы о своей жизни и работе, можно считать беседу с репортером журнала «032c», опубликованную под заголовком «Кто такой Стиве Мейзел?». Для широкой аудитории Мейзел всегда был скрытным и загадочным. На публике он появляется, прикрывая лицо своей знаменитой шапкой, шарфом, темными очками и длинными черными волосами, из под которых обычно выглядывает только намек на накрашенный глаз или подкорректированную бровь. По его словам, он одевается только в черное с тех пор, как закончил школу. Типичный стиль одежды Мейзела: черные сапоги, джинсы, водолазка, плащ и do-rag бандана под черной кроличьей меховой шапкой-ушанкой – независимо от погоды. В 1993 году при получении награды Совета Американских Дизайнеров он произнес самую короткую речь в истории церемонии, сказав: «Большое спасибо».

Мейзел чуть ли не единственный знаменитый фотограф, работы которого до сих пор не были изданы в виде книги. Хотя стоит отметить, что в 2003 году немецкое издательство teNeues Buchverlag выпустило книгу «Стивен Мейзел», включающую ряд его работ, тираж которой был полностью распродан.

Совсем недавно, в июле 2013 года, итальянский Vogue отметил 25-летие работы в журнале Франки Соццани и Стивена Мейзела специальным номером «Steven Meisel Vogue Italia Greatest Hits». Солидный по объему номер полностью состоит из огромной коллекции лучших обложек и эдиториалов, созданных Мейзелом для журнала в период 1988-2013. Мейзел подготовил для этого номера сразу шесть разных обложек со своими любимыми супер-моделями, среди которых Линда Евангелиста, Наталья Водянова, Жизель Бундхен, Ракель Циммерманн и другие выдающиеся модели, с которыми Мейзел успел поработать за четверть века. На сегодняшний день этот выпуск журнала остается самой полной ретроспективой работ мастера.
 

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Steven Meisel Стивен Мейзел

Комментарии: 2   Просмотры: 15679    

Комментарии:

   30 Января 2014, 00:19
Отличный фотограф. Отличная статья.
Igoris Petinas Fotografas   25 Февраля 2014, 19:51
хорошие фотографии у этого фотографа
Для того, чтобы оставить комментарий, нужна авторизация